Сайт Тульского регионального отделения ИПГ "Новые коммунисты"
Правоприемник сайта Инициативная политическая группа "Народоправие"
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Правоприемник

Марш раб. класса

Поиск

Как Убрать рекламу

Подписаться
Подписаться на ленту новостей

Отправить ссылку:

Время жизни сайта

Статистика

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 154

Страница без меню

Видео admin сайта

Приветствую Вас, Гость · RSS 16.11.2019, 02:31

Главная » Статьи » Мои статьи

Снова – о разномыслии…
Снова – о разномыслии…
( Статья третья)
Н. К. Григорьев

                                                                                                     

                                            


    Пришло время подвести некоторый итог обмену мнениями по проблеме разномыслия. Как и следовало ожидать,  отклики отличаются пестротой. Материалы о разномыслии  были разосланы по нескольким десяткам адресов. Откликнулась примерно четвертая часть. Среди тех, кто откликнулся, мнения разошлись до диаметрально противоположных. Ничего удивительного в этом нет: разномыслие было и остается фактором духовного развития человечества. Оно обусловлено разными причинами. В статьях по разномыслию, предложенных к обсуждению, речь шла не о человечестве, а о левом движении, которое претендует на объективность и даже на научность своих идей. Именно здесь имеет место противоречие между материалистической диалектикой, научными взглядами, которые декларируются как мировоззренческая и идеологическая основа левого движения, с одной стороны, и реальным пониманием диалектики и научных концепций, умением настраивать свое мышление в соответствии с диалектикой и наукой отдельными участниками движения – с другой стороны. Это противоречие проявляется в неумении быть последовательными материалистами-диалектиками, в эклектичности, субъективизме, иллюзорности рассуждений участников левого движения, в мировоззренческой и научной непоследовательности.
    Проблема разномыслия присутствует в коммунистическом движении изначально. Но, к сожалению, она никогда не была объектом внимания теоретиков марксизма, не разрабатывалась научными работниками. В коммунистическое движение отношение к разномыслию было перенесено с уровня обыденного сознания, где оно обусловлено инстинктом самосохранения: не такой, как я, значит – угроза для меня. И в этом – еще одна из сторон коммунистического движения: с одной стороны – заявка на научность идейных позиций, с другой стороны – сильное влияние инстинктивно-эмоциональной сферы психики, между которыми не делается различия. Вспомним в какой яростью Ленин В.   громил товарищей по партии  - меньшевиков, отзовистов, уклонистов, хвостистов и всех прочих, кто думал не так,  как он. Борьба с инакомыслием проходит красной нитью через всю историю  КПСС, свидетельствуя о том, что природа разномыслия не была объективно, научно осмыслена партией. Это и есть эклектичность: идеи неравноценные с научной точки зрения воспринимались как равноценные. Инакомыслящие товарищи по партии воспринимались так же, как враги – капиталисты.
       Обращает на себя внимание такой факт: большевики на собственном опыте испытали, что  ни преследования, ни тюрьмы, ни ссылки не могли изменить их взглядов. Но когда пришли к власти, почему-то забыли этот свой опыт и начали бороться с инакомыслием административно-репрессивными методами. КПСС, партия, руководившая строительством социализма в СССР, утверждала единомыслие домостроевскими методами. Партийное единомыслие со временем стало традицией, привычным атрибутом партийных форумов, признаком  хорошего партийного тона. О.Шенин вспоминал, что на заседаниях Политбюро возражать Генсеку было неловко. У партийного актива сложился стойкий психологический стереотип: партийному лидеру нельзя перечить. Как при домострое нельзя было перечить главе семьи. И когда на ХХУ111 съезде КПСС  группа делегатов поставила вопрос о доверии Горбачеву, большинство их не поддержали. Сработал стереотип: отсутствие собственного критического мышления, рабская покорность воле начальника. К чему привело это мнимое единомыслие – мы хорошо знаем.
      Материалистическая гносеология была и остается белым пятном в теории марксизма. Мы можем крепко критиковать капитализм, а дать объективную оценку себе, своему мышлению, своим действиям – не умеем. Нас этому не учили.
      Если КПСС насаждала единомыслие административно-командным путем, путем дозированной и контролируемой информации, то сегодня  у нас буйная вольница – кто как хочет, так и думает. И что ему до того, что товарищ думает не так, как он. Все хотят изменить мир к лучшему, но при этом каждый предпочитает идти к цели своей дорогой. Сколько у нас развелось коммунистических партий! Сколько инициативных групп по созданию новых коммунистических партий! С каким апломбом каждая из них отстаивает свою правоту и критикует других! А вот сесть за один стол, договориться о совместных действиях против сильного противника – не могут.  Все это – показатель низкого уровня гносеологической культуры, неумения адекватно оценивать и внешний мир, и самих себя,  свое мышление, свои действия. На иллюзорном гносеологическом нарциссизме далеко не уедешь. Ведь вполне очевидно с научной точки зрения, что наличие разномыслия по одному и тому же вопросу  - свидетельство того,  что большинство наших товарищей являются пленниками иллюзий.
      Общество, которое мы хотим изменить к лучшему, чрезвычайно сложная система систем. Адекватное его осмысление предполагает слаженную работу коллективного разума, когда внимательно изучается каждое мнение и все ценное принимается во внимание. Подспорьем в такой оценочной работе может быть предложенная вашему вниманию «Памятка…».
      А теперь – о последних отзывах по теме разномыслия.
      Мне понятна злая ирония Бориса Ихлова. Мне тоже до чертиков надоела болтовня. Надоело, когда забалтываются серьезные теоретические проблемы. Болтовня в нашей среде требует преодоления, насколько это возможно. Не преодолев болтовни, мы не сможем противостоять очень сильному противнику, который стимулирует эту болтовню, понимая, что болтающий противник не страшен.
      Понятна та резкая боль, с которой Б.Ихлов воспринимает задержку зарплаты рабочим на конкретном заводе. Понятны его переживания о тяжелом материальном положении семей, в которые работники не могут принести деньги, заработанные честным трудом. Это – свидетельство высокого уровня эмпатии – способности к сочувствию, к сопереживанию. Эмпатия – это качество необходимое борцу, но недостаточное для эффективной борьбы. Союзником эмпатии  должен быть трезвый расчет, умение дать объективную оценку ситуации и умение организовать свои действия в связи с адекватной оценкой реальности. Кто бы и где бы не разрабатывал теорию, она должна быть  инструментом каждого реального борца.
      Здесь я вынужден оставить на некоторое время тему разномыслия  и коснуться другой болезненной темы левого движения – глубокого кризиса теории, которой мы придерживались на протяжении  десятилетий.
      Историческая практика не подтвердила теоретического положения о революционности рабочего класса; о диктатуре пролетариата, как об инструменте преобразования капитализма в социализм; о партии, способной возглавить революционную борьбу пролетариата; о коммунизме, как о светлом будущем человечества. Теория во многом оказалась неадекватной реальности. К чему это привело – мы все хорошо знаем. И снова жизнь поставила перед нами  труднейший вопрос: что делать? Ответ напрашивается: нужна новая последовательно объективная, научная теория исторического прогресса. Для появления такой теории требуется время. А людям нужно кушать сегодня. И в этом Б.Ихлов, безусловно, прав. Где выход?
      С моей точки зрения, поскольку идея коммунизма не имеет научного обоснования, поскольку она по сути является  красивым мифом, наверное, стоит прекратить ее муссировать. Каким будет общество будущего – решать тем, кто будет иметь  реальную
возможность влиять на социально-политические,  экономические  процессы и духовную жизнь общества. А пока это время наступит, все силы левого движения должны быть сосредоточены на дне сегодняшнем, на организации борьбы за интересы трудящихся. Но и в таком деле без теории не обойтись. Программа-минимум любой организации левого движения должна отвечать на вопрос – что и как нужно делать сегодня, чтобы облегчить жизнь трудящихся.
      Вопрос о борьбе трудящихся – трудный вопрос. По этому вопросу больше имеется практики, чем теории. В связи с этим – несколько вопросов к Ихлову Б. Может ли трудовой коллектив предприятия  самоорганизоваться для борьбы за улучшение материальных условий жизни? Или на такую борьбу его должен организовать кто-то – профсоюз, партийная организация, неформальные лидеры? Такая борьба должна ограничиваться одним предприятием, или на такую борьбу нужно поднимать трудящихся региона, всей страны?  Если речь идет о регионе или стране, то в таком случае трудящиеся самоорганизовываться вряд ли смогут. Здесь уже требуется организация. Как такую организацию создать? Какой теорией должна руководствоваться такая организация?
      И здесь я хочу возвратиться к злой иронии Б.Ихлова, к его «предложению» - «от нечего делать заняться преодолением болтовни». Сколько коммунистических партий имеют свои организации в Перми? Каково их влияние на трудовые коллективы? Предпринимаются ли попытки объединить усилия разных партий для борьбы за интересы трудящихся? Если попытки предпринимаются, что из этого получается? Если не предпринимаются, то – почему? Получив ответы на эти вопросы, мы, очевидно, опять выйдем на проблему разномыслия. Если мы хотим добиться в чем-то успеха, нам нужно уметь объединяться, уметь идти на компромиссы. А помехой этому является разномыслие. Преодоление  разномыслия – это сложная социально-психологическая проблема. Она существует не только в крупномасштабном левом движении, но и в коллективе  изоляторного завода, о котором пишет Б.Ихлов. И, очевидно. чтобы организовать коллектив этого завода на борьбу, нужно тоже преодолеть разномыслие. А значит, для лидеров этого конкретного коллектива требуется умение это делать, имея дело с конкретными людьми, конкретными позициями, конкретными интересами, конкретными пониманиями ситуации и т.д.
      Преодолеть разномыслие во всем и вся – невозможно. Это противоречит материалистической теории познания. Тема разномыслия предложена для обсуждения с целью создания условий для  коллективной работы над теорией социального прогресса, для коллективного поиска ответов на трудные вопросы современности, включая те, которые волнуют конкретные трудовые коллективы; для поднятия уровня культуры мышления и формирования гносеологической культуры. Не разобравшись в проблеме разномыслия при решении локальной задачи, вряд ли можно надеяться на успех движения в целом. Будет хорошо, если в ходе такой дискуссии кто-то сможет научиться  более адекватно оценивать реальность. На большее я не надеюсь. Ставить кому-то памятники и молиться  на них – не стоит, каким бы не был вклад человека в какое-то дело. Это – идолопоклонство. Оно не имеет ничего общего с материалистическим мировоззрением. Недаром Маркс К. и Энгельс Ф. возражали против какого-то особого выделения  их личностей  в Интернационале. К сожалению, теоретиков марксизма превратили в идолов, а их теоретические изыскания – догматизировали.  Единомыслие на догматизированной теории -  это является одной из причин кризиса коммунистического движения.
      В рассуждениях Янахметова Р. наблюдается то, что можно назвать синкретизмом – нерасчлененность, объединение в единое целое разных объектов внимания: формальной логики, гносеологии и основного вопроса философии в формулировке материалистической философии. Это – разные объекты для рассуждений. И рассматривать их нужно по отдельности.
      Синкретизм в мышлении – одна из форм неадекватного понимания объектов дискуссии и препятствие для взаимопонимания. Кроме  этого, в рассуждении  Янахметова Р.  имеется  непоследовательность: сперва он приводит цитаты из работ Энгельса Ф. и Ленина В.,  а  потом  заявляет – «…если мое мнение по тому или иному вопросу не совпадает с мнением авторитета в этом вопросе, оно не может считаться неверным априори…»  Последнее суждение верно, но при этом он сам ссылается на авторитеты.
      Попробуем разобраться в конструкции рассуждения товарища.
      Формальная логика – это «наука о формах, в которых протекает человеческое мышление, и законах, которым оно подчиняется». ( Киррилов В.И.,  Старченко А.А. Логика. М. « Высшая школа», 1982, с.3)  Современная формальная логика – это итог развития познания  человечеством человеческого мышления на протяжении тысячелетий. Как любая наука, логика не стоит на месте, она развивается, обогащается новым , более глубоким , пониманием человеческого мышления. У меня есть свое видение тех изменений, которые необходимы формальной логике. Но не о них речь. Янахметов Р. пишет – «не могу согласиться с правилом формальной логики, названным Григорьевым Н. «законом  непротиворечия» ». Во-первых, это не правило, а закон. Во-вторых, не Григорьев Н. сформулировал этот закон. В истории логики были варианты названия этого закона. Но при этом суть его была неизменной – «Два несовместимых друг с другом суждений  не могут быть одновременно истинными; по крайней мере, одно из них необходимо ложно». ( там же, с.116 – 117 ) Когда буржуазная пропаганда твердит нам, что каждый имеет право на свое мнение, она сознательно опускает вторую часть этого тезиса – при множестве мнений истинным может быть только одно. Ведь не может быть двух, трех, десяти адекватностей. Пропаганду указанного положения о праве каждого иметь свое мнение следует рассматривать, как сознательную диверсию с целью разрушения  объективного мышления, создания хаоса в сознании людей. Людьми с таким сознанием проще управлять.
      Пытаясь аргументировать свое неприятие закона непротиворечия, Янахметов Р. нарушает другой закон формальной логики – закон достаточного основания  ( там же, с.123), пускаясь в рассуждение об истине и заблуждении. Т.е. он переходит к другому объекту рассуждения – к теории познания, к той ее части, где рассматривается проблема истины. При этом он цитирует Энгельса Ф. и Ленина В. и затрагивает еще один объект внимания – основной вопрос философии. Таким образом происходит трансформация мысли: она покидает сферу одного объекта внимания  ( формальную логику) и переходит в другую сферу внимания ( теория познания). Умозаключение построенное по такой схеме, нельзя рассматривать как достаточное основание для отрицания значимости закона непротиворечия. Если товарищ считает, что закон логики должен быть изменен, он должен обосновать необходимость такого изменения и предложить свой вариант. Суждение « не могу согласиться с правилом формальной логики» обосновывается рассуждением об истине и заблуждении вообще. При этом не дается определения этих терминов, что создает условие для их произвольного толкования.
      Не вдаваясь в проблему теории познания, нужно заметить: истина – это верное, адекватное отражение реальности сознанием (психикой) человека. Особо нужно подчеркнуть  - сознанием каждого конкретного человека. Научные открытия делают единицы, а приобщаются к этим открытиям, используют эти  знания – массы. Но из этого совсем не следует, что человек, пользующийся научным открытием или знающий о нем, воспринимает суть открытия так, как воспринял его открыватель. Чем сложнее проблема , тем труднее она для адекватного  восприятия массами. Теория эволюции Дарвина до сих пор является объектом жарких полемик. Потому что одну и ту же проблему люди воспринимают по-разному. Кто-то – адекватно, истинно. А кто-то – не адекватно, заблуждаясь, попадая в плен иллюзии. Что и создает полифонию разномыслия.
      А формальная логика универсальна, Нет такой сферы знаний, отношений между людьми, на которую не распространялась бы обязательность формальной логики. Включая и теорию познания. И даже логика диалектическая  не исключает, а предполагает логику формальную, как свою органическую составляющую.
      Конечно, критерием истины является практика. И яркое тому доказательство – синяки и шишки на наших лбах, свидетельствующие  о том, что образ реальности в нашем сознании далеко не всегда соответствует этой реальности. Нам бы только научиться извлекать из этого уроки. Научиться избегать все новых и новых синяков и шишек. Но, похоже, в этом деле мы плохие ученики. А требуется совсем немного: мысль, до того, как она будет реализовываться на практике, должна пройти экспертизу на истинность. Инструментами такой экспертизы являются логика формальная, логика диалектическая, логика модальная и научные знания. Только и всего. И при желании каждый из нас может освоить такой инструментарий и стать экспертом по проблемам истины. Тем более это необходимо, когда речь идет о теории, ориентированной на изменение жизни общества. Реализация несовершенной теории в водовороте  революционных  событий  неизбежно влечет за собой многочисленные жертвы. Революция на большой крови не может быть деянием прогрессивным.
      При ссылках на классиков марксизма, очевидно, нужно принимать  во внимание тот факт, что многие науки, о которых они говорили, в средине Х1Х века только зарождались, как самостоятельные сферы знаний, делали свои первые шаги. К таким относятся: материалистическая философия, материалистическая диалектика, материалистическая теория познания, социальная психология, социология, прикладная социология, психология. И если основоположники марксизма внесли свой вклад в развитие этих наук, это далеко не значит, что они владели этими знаниями во всем объеме. Тем более, - в нынешнем объеме знаний, которыми располагают эти науки. К тому же – и великие  могут ошибаться.
      Чижиков А.В. соглашается с выводами, которые содержаться в статье «Снова – о разномыслии  ( статья вторая): левые основное внимание уделяют фактору внешнему – капитализму, его критике, и недостаточно внимания уделяют фактору внутреннему – проблемам самого левого движения, анализу его сильных и слабых сторон. При этом он пишет: « Левые перестали быть марксистами – в этом ключ к пониманию истоков разномыслия!!!» Таким образом, причины разномыслия он сводит к тому, что «левые перестали быть марксистами». Эту точку зрения поддерживает  Миляев Н.  Это утверждение  свидетельствует о том, что аргументы, обосновывающие природу разномыслия, остались вне сферы внимания товарищей. И о том, что товарищи недостаточно знакомы с историей марксистского, коммунистического движения. А если и знают эту историю, то игнорируют факты, которые противоречат их пониманию движения.
      Выше приведенное суждение Чижикова А. – не адекватно реальности. Оно – ошибочно. Марксистское коммунистическое движение изначально не было монолитом единомыслия. В нем изначально присутствовало разномыслие. Серьезные расхождения во взглядах были одной из причин прекращения деятельности  Первого Интернационала. Разномыслие раскололо Второй Интернационал. Ничтоже сумняшеся Сталин И. прекратил деятельность Третьего Коммунистического Интернационала в одностороннем личном порядке, при этом даже не встретившись с руководством международной коммунистической организации. Это ли не яркое проявление разномыслия! На втором съезде  РСДРП партия раскололась на большевиков и меньшевиков. За этим расколом стояло не просто инакомыслие. Вскоре оно переросло во враждебномыслие, Ленин В. и Плеханов Г. стали врагами  и оставались такими до конца своей жизни. Борьба между большевиками и меньшевиками продолжалась около 50 лет и  закончилась физическим уничтожением  меньшевиков Сталиным И. Много  сил  и энергии отдал Ленин В. борьбе с разномыслием внутри партии. Широко известны ситуации, вызванные разномыслием в ЦК РСДРП(б)  при обсуждении подготовки к вооруженному восстанию в октябре 1917 года, при подписании Брестских соглашений в январе 1918 года. В 2000 году Зюганов Г. и Симоненко П. развалили СКП-КПСС – Союз, собранный О.Шениным из осколков КПСС. Современное коммунистическое движение расколото на региональные группы.
      Конечно, и в левом движении – вообще, и в рабочем движении – в частности наличествуют и  внешний, и внутренний факторы, которые не могут не влиять  на сознание участников движения. И все же причины разномыслия лежат глубже: в особенностях психики разных людей, в особенностях их духовной культуры, в особенностях культуры мышления, гносеологической культуры, в знании материалистической диалектики, в умении пользоваться инструментарием логик.
      Чижиков А. пишет о рабочих, которые «восприняли марксизм, «служат ему». О каком марксизме идет речь? Коммунистическое движение переживает глубочайший кризис.  Развалены КПСС, СССР, содружество социалистических государств. Энгельс Ф. как будто предвидел эту ситуацию, когда писал: «…каждая допущенная ошибка, каждая неудача является неизбежным следствием неправильных теоретических положений первоначальной программы». ( Энгельс Ф. – письмо Флоренс  Келли Вишневецкой. 28.12.1886 г., Маркс К., Энгельс Ф. соч. т. 36, с. 497-498).
      Чижиков А., безусловно, прав, говоря о необходимости «критического анализа причин распада СССР». Но также верно и то, что при таком анализе обязательно должна быть рассмотрена и теория, которой руководствовались созидатели СССР, как такая, которая может содержать «неправильные теоретические положения», как говорит Энгельс Ф. Так какой марксизм восприняли рабочие? Какому марксизму они следуют? Тому, который, похоже, стал одной из причин кризиса? Или какому-то другому марксизму, о котором нам неизвестно?
      И еще одно высказывание Энгельса Ф.: « Но все миропонимание …Маркса – это не доктрина, а метод. Оно не дает готовые догмы, а отправные пункты для дальнейшего исследования и метод такого исследования». ( Энгельс Ф. – письмо Вернеру Зомбарту. 11.03.1895 г. Маркс К., Энгельс Ф. соч. т. 39, с. 352) Т.е. – марксизм – это ориентация на объективные исследования и методология такого исследования (материалистическая диалектика). Так какой марксизм воспринят рабочими, какому марксизму они следуют? О котором  говорит Энгельс Ф.? Или какой-то его модификации?
           На первый взгляд, может показаться, что мы отошли от темы разномыслия. Но это только на первый взгляд. По сути же мы лишь слегка прикоснулись к разномыслию по отношению к самой теории марксизма. Это – большая и сложная тема. Она заслуживает отдельного серьезного разговора. Такого же отдельного разговора заслуживает тема социализма.
      Oskar Stroc возражает против утверждения: « В современной науке принято считать научными те объективные знания, которые многократно проверены практикой». Это суждение он считает заблуждением. По его мнению, «научными знаниями являются обнаруженные законы развития природы. А сама наука начинается там, где начинаются измерения. Это общеизвестно». Аргументация более чем странная. Возражение не по сути, а, скорее всего, по привычке возражать всему, что не согласуется с его взглядами      ( игнорипатия). А, возможно, в таком возражении проявляется тривиальная амбициозность. Но – по существу.
      Общеизвестно – это еще не значит – объективно, адекватно, научно. Общеизвестны религии, буржуазные и националистические взгляды, мифы и т.п., что никак не соответствует понятию «объективное». Поэтому, общеизвестно – это еще не значит – верно.  Суждение – «научными знаниями являются обнаруженные законы развития природы»  - непоследовательно, противоречиво. Объем понятия «наука» гораздо шире объема знаний о природе. Наука включает также знания об обществе, о человеке, о его психике и сознании, о его духовном мире. Это – во- первых. Во- вторых, содержание понятия «объективные знания» никак не противоречит понятию «закон». Ведь суть закона – в отражении постоянно повторяющихся связей между существующими объектами. Определения терминов «наука» и «закон» сформулировал не я. Такое понимание терминов принято в современной науке. Напомню Strocu эти формулировки.
      Наука – «система развивающихся знаний, которые достигаются посредством соответствующих методов познания, выражаются в точных понятиях, истинность которых проверятся и доказывается общественной практикой». ( Философская энциклопедия. т.3, с. 562)   «Сущность научного знания заключается в достоверном обобщении фактов, в том, что за случайным оно находит необходимое, закономерное, за единичным – общее…» ( там же)
      Закон – «необходимая, внутренне присущая природе явлений реального мира тенденция изменения, движения, развития, определяющая общие  этапы и формы процесса становления и самоорганизации конкретных развивающихся систем явлений природы, общества и духовной культуры человечества». ( Философская энциклопедия.    т. 2, с.149)
      Где здесь противоречие с формулировкой, которую Stroc охарактеризовал как заблуждение? Эти его рассуждения сумбурны, являются проявлением эффекта «суб балдакено»  ( эсперанто – «под навесом»), когда в известные слова ( в данном случае – научные термины) вкладывается произвольное содержание. Такие рассуждения только запутывают дискуссию, отвлекают от обсуждения основной темы.
      Что касается измерений. Конечно, существует большой объем знаний, где могут быть использованы измерения, включая и социологию. Прежде всего,  измерения форм и количества. Что касается измерений качества, тем более – процессов духовных, здесь все обстоит значительно сложнее. Вот как? чем?  - измерить наше с ним расхождение во взглядах по ряду вопросов? Каким инструментом можно измерить разномыслии в левом движении?  Где тот инструмент, который может отличить верное суждение от ошибочного, истину – от заблуждения, иллюзии?
      Рассматривать дальнейшее изложение  мыслей Stroca не буду, Это – объемно, утомительно и непродуктивно. Здесь перемешано все: откуда-то взятые цитаты, Сократ, Ньютон, Галилей, цитаты из Маркса и еще куча тем. Это скорее всего марксизмомания. И разговаривать с ним должны специалисты соответствующей квалификации. Я лишний раз убедился в бесплодности полемики с этим человеком. С меня – довольно!
      Карстен В.Ф. из нашей дискуссии о разномыслии вычленил тему соотношений понятий «знание» и «понимание». Предлагая обсудить эту тему, он рассуждает о соотношении данных понятий, но при этом не дает им определения. Мягко говоря, это не совсем научный подход, сторонником которого заявляет себя Владимир Федорович. Любое обсуждение может быть продуктивным лишь в том случае, если стороны вкладывают в понятия, которыми пользуются, одинаковое содержание. Это относится к любому обсуждению вообще. Если обсуждение претендует на научность, определение терминов должно быть научно обосновано. Формальная логика предлагает такую процедуру.
      Поскольку разработка материалистической теории познания оставляет желать много лучшего, попробую определить эти понятия. Поскольку Карстен В. включает в эти понятия очень широкое содержание, распространяя его не только на человека, но и мир животных, постольку я постараюсь учесть такую его позицию. При этом нужно заметить, что многие стороны психики до сих пор остаются не познанными наукой. Следовательно, определения могут быть недостаточно полны.
      Ну что ж, попробуем немного побродить в дремучих дебрях теории познания.
      Знание – это продукт психики, сущность которого состоит в том, что психика способна воспринимать объективный мир и саму себя в виде образов, знаков, слов; осознавать эти отражения, хранить их (память) и воспроизводить.
      Понимание – продукт психики, сущность которого состоит в том, что психика обладает свойством расшифровывать значение образов, знаков и слов (т.е. – форм), отражающих объективный мир и ее саму, и проникать в их содержание.
      Эти определения ближе всего к психике человека, захватывают отчасти психику животных и не распространяются на мир насекомых. Их жизнь чрезвычайно коротка         ( дни, недели). Вместе с тем, они имеют набор знаний и пониманий, достаточный  для  их жизни. Похоже, они появляются на свет уже с готовыми знаниями и их пониманием.  Но оставим эту интересную тему. Нас интересует психика человека, которая является преемницей многих качеств, которыми обладали психики существ, предшествовавших человеку.
      Знание и понимание, как продукты психики, естественно, несут на себе печать особенностей, свойств  психики. По большому счету, нужно было бы дать определение термину «психика». Но это большая тема отдельного разговора. Желающим я могу порекомендовать свою книгу «Человек и его психика», в которой предпринята попытка приблизиться к пониманию природы психики. Книгу можно найти на сайте Товарищества…(http://istinam.narod.ru) или обратиться к автору.
      Одна из природных особенностей психики – ее эклектичность. Это для человека существуют добро и зло, хорошее и плохое, справедливое и несправедливое, истина и заблуждение, прекрасное и безобразное и т.п. Существуют как осознанные противоположности. И то далеко не для всех, а только для тех, чей духовный мир находится на достаточно высоком уровне духовной культуры. На этом уровне эти противоположности могут осознаваться, а могут и не осознаваться. Жестокость, ложь, эгоизм, корысть, угодничество и т.п. – всем нам знакомые явления. Но для носителей таких качеств – это норма. Они не осознают этого негативизма.
      Люди могут наносить ущерб не только другим людям, но и самим себе, не понимая этого, или понимая, но игнорируя: курение, пьянство, наркомания, разврат, суицидность, обжорство и т.п. Привычки, разрушающие здоровье, для таких людей – норма.
      Все это – неосознаваемая эклектичность психики.
      Есть проявления психики, зависящие от индивидуальных особенностей мозга и тела. К ним можно отнести характер, наследственные свойства и  предрасположенность, эмпатию  ( способность к сочувствию, сопереживанию; способность поставить себя на место другого человека, увидеть мир его глазами), малпатию ( отсутствие таких способностей), завышенные или заниженные самооценки и т.д.
      Психика может проявляться на уровне сознания или подсознания  ( интуиция). На рациональный уровень психики оказывают сильное влияние эмоции, инстинкты, состояния, переживаемые людьми и т.д. Все эти особенности проявления психики так   или иначе сказываются на знаниях, приобретаемых человеком, и их понимании. Чего стоит нетрадиционная половая ориентация.
      К вышесказанному следует добавить, что знания и понимание могут быть верными, истинными, а могут быть ложными, ошибочными, иллюзорными. И люди далеко не всегда могут различить истину от заблуждения ( курящий или пьющий врач, верующий учитель, интеллигент - педофил и т.п.). Далеко не все люди имеют потребность в истине. И это тоже сказывается на знаниях и понимании. Знания и понимание могут отражать мир реальный, а могут быть плодом фантазии, домыслов.
      В психологии есть термин " когнитивный диссонанс”, означающий ситуацию, когда поведение человека противоречит знаниям, которыми человек обладает. Многие курцы знают и понимают вред, наносимый никотином организму, но эти знания и понимание никак не влияют на их поведение.
      Для более полного раскрытия содержательности терминов " знание” и                      " понимание” следовало бы остановиться на таких терминах, как " мышление”,                   " отношение”, " убежденность”, " логическая глухота”, " синкретизм”,                                  " корпоративность”, " ригидность”, " вера” и ряде других. О чем-то говорилось в предыдущих статьях.
      Как видим, проблема выходит далеко за рамки двух терминов – " знание " и             " понимание”.  Чтобы наиболее адекватно осмыслить их содержательность нужно привлечь большой объем знаний и пониманий. Наиболее значимые моменты, которые могут исказить наши знания и понимание, изложены в предложенной вашему вниманию " Памятке”.
      В своих рассуждениях о знании и понимании  Карстен В. вспомнил Сократа, его знаменитое высказывание – " Я знаю только то, что я ничего не знаю”. Этими словами мыслитель выразил парадоксальность процесса познания. Суть этой парадоксальности можно изобразить графически. Нарисуйте круг с лучами – стрелочками, расходящимися в разные стороны от круга. Внутреннее пространство круга – это объем знаний, которыми человек располагает в данный момент. Пространство вне круга – это область незнаемого, т.е. круг – это граница  между знаемым и незнаемым. Человек живет,  приобретает новые знания. Из того центра, из которого рисовался первый круг, нарисуйте второй круг большего радиуса. Потом нарисуйте еще один круг – еще большего радиуса. Что получается? По мере увеличения объема наших знаний увеличивается протяженность границы соприкосновения с незнаемым, с непознанным. Этот парадокс и имел в виду Сократ.
      Завершая разговор о знании и понимании, следует заметить, что в реальном процессе познания между ними нет такой глубокой разницы, как это сформулировал товарищ. Ведь понимание – это тоже знания, но знания более глубокие. И знания, и понимание – это плоды не только рационального мышления. Свою лепту в их проявление вносит интуиция, подсознание, процессы психики, которые нами не осознаются, но, тем не менее, такие же реальные, как и осознаваемые.
      Проблема неизбежного, возможного и невозможного, о которой пишет Карстен В., это сфера модальности, модальной логики. Модальность различает действительное, необходимое и возможное. Нарушение модальности – частое явление. Как любое неосознаваемое нарушение в процессе мышления, оно неизбежно ведет к неадекватности, ошибочности, а значит – к иллюзии. Так, о коммунизме рассуждают, как о необходимости, в то время, как его следует рассматривать, в лучшем случае, как возможность. Ведь идея коммунизма прикреплена к объективным знаниям логической привязью. Пусть диалектической, но все же логикой. При этом идея коммунизма была привязана только к экономике, в то время, как общество представляет собой очень сложную систему систем. Поэтому, если мы хотим оставаться на почве реализма, научности, о коммунизме можно говорить, поскольку о нем говорят давно и многие, только в ракурсе возможного, но никак не обязательного. Еще раз подчеркну: нарушение модальности ведет к непоследовательной объективности, т.е. – к иллюзии объективности, к мнимой объективности, к мнимой научности. Происходит трансформация мысли. Она переходит из сферы знаний объективных  ( история, экономика) в сферу возможного. Этот переход человеком не осознается. И в атмосфере новой сферы знания воспринимается так же, как они воспринимались в предыдущей сфере. И в таком случае знания о возможном воспринимаются, как знания о необходимом. Трансформация мысли. Трансформация знаний и понимания – и мы в шикарном болоте иллюзии. И, конечно же, иллюзию мы принимаем за объективность. И даже когда начинаем тонуть в этом красивом болоте, мы никак не можем избавиться от иллюзорности понимания реальности  ( ригидность).
      Такой вот маленький уголок обширных дебрей теории познания.
      Прав Карстен В. – " Возникают и исчезают планеты, звезды и т.д., а причины их существования и взаимодействия остаются”. Но познание человеком этих причин – дело чрезвычайно трудное. Оно может быть успешным, если у людей есть потребность в объективных знаниях, воля добывать объективные знания и умение вести разработки залежей объективных, научных знаний. В умении быть последовательно объективными.
      На этом мы заканчиваем обсуждение темы разномыслия в левом движении. Но если у кого-нибудь возникнет необходимость возвратиться к ней, мы готовы это сделать в любом формате.
    

5.01.12.
Григорьев Н.К.

Категория: Мои статьи | Добавил: tulaignk (26.07.2013)
Просмотров: 376 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019